В погоне за техникой

Вопрос «А можно ли научить человека писать стихи или поэзия это от Бога?» – хотя бы раз, но задавал себе любой начинающий автор. Но прежде чем, искать ответ, давайте для начала разберёмся, что такое собственно поэзия.

Найти научное определение легко. Достаточно открыть какой-нибудь литературоведческий словарь или учебник по литературе. Однако ни одно из множества определений не является общепринятым. И каждый пишущий стихи постепенно приходит к собственному пониманию поэзии. Как писал в своё время известный в Кузбассе поэт Алексей Бельмасов, «поэт должен иметь свою линию в творчестве, свой путь. Он – единственный исследователь этого пути. Его творчество должно быть целенаправленным и единым. Иначе, он рассыплется на осколки и читателю будет трудно узнать его в осколках». Своим ученикам Бельмасов говорил, что сначала следует доказать, что умеешь писать по правилам, а потом можно писать так, как хочется. При условии, конечно, что ты знаешь, почему ты пишешь так, а не иначе. Сам Бельмасов строго следовал этому принципу. И писал не только классические стихи, но и «словицы» – стихи, «застёгнутые не на рифмы, а на образы».

Освоить правила не так уж сложно было бы желание. Поэзия стоит, если можно так выразиться, на трёх китах: ритме, рифме и образах. В плане ритма она сродни музыке. Есть люди с врожденным музыкальным слухом. Они могут не знать даже названия размера, но слышат сбои в стихотворных строках, как фальшивые ноты в мелодии. И потому попадают в размер. Зачем таким забивать голову отличиями ямба от хорея? Вопрос риторический. Очевидно, что незачем. А таких, как я, кому медведь на ухо наступил, спасает лишь банальное высчитывание гласных. Тут опять же не суть важно, как называется размер стихотворения, главное, чтобы размер не нарушался. Если, конечно, вы решили написать классическую вещь, а не какой-то авангард в стиле ОБЭРИУтов. Авангард, конечно, писать тоже можно. Но если пишете в стилистике абсурда, будьте готовы к тому, что ваше творчество придется по душе в лучшем случае узкому кругу читателей.

Для большинства же именно рифмы и есть главный признак поэзии. Хотя подчас бывает и такое, что с рифмами и ритмом все в порядке, но поэзия там даже мимо не пробегала. Такие тексты отличаются от стихов приблизительно так же, как люди от манекенов. Лицо и тело практически идеальны, а души-то нет. Бывает и обратная история, когда первой приходит в голову именно необычная рифма, а уже из неё вырастаёт стихотворение. Разумеется, не стоит замыкаться в рамках исключительно рифмованной поэзии. Есть так называемые «белые стихи», где ни должно быть паразитных рифм, но сохраняется единый ритм на протяжении всего стихотворения. И есть верлибр, где ритм и рифма уходят в свободное плавание. При этом вся поэтическая нагрузка ложится на образы. Поэтому они, эти образы, должны быть сильными. Иначе всё стихотворение утонет. В рифмованных стихах слабость, а порой и штампованность образов можно уравновесить, скажем, сильной рифмой. У верлибра подобной возможности нет.

Но даже если вы не следуете чужим правилам, а устанавливаете их сами, играйте по установленным правилам от начала и до конца стихотворения. Главное, чтобы в погоне за техникой смысл не стал заложником ритма и рифм. Для начала определитесь, что именно вы хотите сказать. А потом уже думайте, как это сделать наилучшим образом.

Шмакович Олеся (Shmaksya)